Архив рубрики ‘Новости’ Category

Зороастрийские места поклонения – ранние храмы Огня

02.09.2017

Эпоха без храмов

Ранние зороастрийцы не имели ни храмов, ни каких либо других культовых сооружений. Служение происходило под открытым небом, в горах. Геродот рассказывает, что «ставить кумиры, сооружать храмы и алтари [богам] у них [персов] не дозволяется… у них в обычае приносить жертвы на высочайших горах Зевсу [Зевс отождествляется Геродотом с Ахура Маздой], причем Зевсом они называют весь небесный свод”. Далее Геродот обращает внимание на то, что, принося жертвоприношения, персы “не воздвигают алтарей и не возжигают огня… ”.

Греческий историк Страбон (I век до н.э.), подтверждает сведения Геродота о том, что «персы не строят статуи или алтари, но поклоняются на высоком месте» и что церемонию богослужения проводили маги, легендарные зороастрийские жрецы.

Позже традиционно, согласно зороастрийским источникам, поклонения проходили индивидуально дома или на открытом воздухе, обратившись к источнику света. Когда собиралось несколько человек, ритуал проходил на открытых площадках вокруг пьедестала, где горел Огонь. Старались собираться на склонах холмов или на их вершинах.

Открытая Зороастрийская терраса богослужения с видом на деревню Вранг и Пандж (Амударья), Таджикистан - 3000 г. до н. э. (?)

Открытая Зороастрийская терраса богослужения с видом на деревню Вранг и Пандж (Амударья), Таджикистан – 3000 г. до н. э. (?)

На возвышенности сооружалась терраса, к которой вела лестница, в центре стояла огнеупорная чаша. В горах Таджикистана сохранились древние построения таких площадок, датируемые 3000 (?) до н.э.

В своём эпосе Шахнаме Фирдоуси пишет, что легендарный царь Джамшид: «разделил подданных на четыре сословия: жрецов, воинов, ремесленников и земледельцев. Первым он сделал сословие жрецов и сделал место поклонения в горах, чтобы поклонялись Богу в тишине».

Несмотря на эту раннюю традицию поклонения на открытых местах, позднее зороастрийцы пришли к поклонению и богослужению в храмах Огня.

 

Приход домов и храмов Огня

Примерно через 400–500 лет после Геродота, Страбон на рубеже нового тысячелетия пишет, что маги Каппадокии (территория современной Турции) «проводят богослужения в домах Огня, где есть жертвенник с небольшим количеством пепла, угля, в котором постоянно поддерживается Огонь». Алтарь, о котором говорит Страбон, не является алтарём христианских церквей в обычном сегодняшнем понимании. Он описывает это место, как место  постоянного поддержания Огня. Так постепенно, сохраняя богослужения на открытом воздухе, зороастрийцы переходили в закрытые храмы Огня.

С течением времени храмы приобрели стандартную форму. Сегодня в современном мире нет специально построенных и официальных открытых террас для проведения зороастрийского ритуала.

 

Разработка концепции храма Огня

В древние времена возжигать новый огонь было сложно. Кроме того, поддержание постоянного огня в простых домах могло нарушить хрупкое строение. Поэтому зороастрийские общины стали строить отдельные храмы Огня, в которых могло постоянно гореть неугасимое пламя, которое оберегалось и хранилось специальными людьми. Каждый вечер хранитель уменьшал пламя, сохраняя тлеющие угольки, экономя топливо, в любой момент готовый снова разжечь Огонь с новой силой. По праздничным дням простые зороастрийцы приходят к Огню, перенося его малые огоньки в свои дома. Так от центрального храма Огня в каждом доме возжигались праздничные Огни. Чаши с Огнём были жизненно важны для каждой зороастрийской семьи. С течением времени появилась профессия людей, поддерживающих Огонь в Atash gahs (храмах Огня), которая приобрела название Атхарван.

 

Дизайн храма Огня чахартак

Ранние построения Аташ гах были известны в Иране под названием чахартак, если это слово разбить на составляющие – «чахар»-«та»-«ака», то в дословном переводе с фарси это будет звучать как «четыре господина», коими в построении являются четыре арки, распахнутые на четыре стороны света, четыре времени года и четыре их точки отсчёта (зимнее и летнее солнцестояния, весеннее и осеннее равноденствия), а также четыре формы Времени, равно как и четыре их стража, возглавляющие Небесное воинство. То есть такое построение – это некая простейшая модель пространственно-временного континуума. Точное ориентирование стен такого дома на главные точки года наводят на мысль, что такие арочные построения служили для отсчёта времени, некими солнечными календарями. В эти основные времена года зороастрийцы отмечают наиболее крупные праздники, важные и для простых земледельцев, которые выбирают время, например, для посева или сбора урожая.

 

Ани, Армения, Турция

Дом Огня, Ани, Турецкая Армения, 1-4 вв.

Руины Аташ гах были обнаружены в Ани, турецкой Армении, области, на которую ссылается Страбон, и относится к эпохе, в которой он жил. Ани находится в непосредственной близости озера Урмия и озера Ван в районе Армянского нагорья. Руины этого храма Огня представляют собой массивные столбы без стен. Зороастрийский храм Ани с течением времени перестроили в христианскую часовню, закрыв пустые пространства между колоннами изогнутыми стенами.

Карта Турции, город Ани

В раскопках города Ани был найден участок, соответствующий описанию Страбона о месте, отведённом для возжигания Огня.

 

 

Чертеж, по которым был восстановлен дом Огня в городе Ани

Форма крыши в реконструированном храме Огня древнего города Ани даёт полный простор для фантазии, т.к. среди руин крыша не найдена. Это может быть купол, если ассоциировать с чахартаками той же эпохи. Массивность колонн предполагает каменную крышу и камни, подобные основному строению были найдены в части стены цитадели, построенной в VII в.н.э. Археологи предполагают, что камни, взятые для строительства цитадели, принадлежали именно храму Огня.

 

Храмовые чахартаки в Иране 

План чахартака храма Огня в турецком городе Ани похож на другие ранние храмы Огня времён правления Аркашидов (247-224 до н.э.) и эпохи Сасанидов (224-651 н.э.), найденные в рукописях на языке фарси. Структура этих храмов проста, открыта на четыре стороны (см. фото храма Огня Базе Хур). Это строение относят к парфянской эпохе. Название Базе Хур переводится как солнечная обсерватория. Если дословно переводить, то Базе означает горный край, горное место, возвышенность; Хур обозначает солнце. Этот храм Огня находится на небольшом удалении от населённого города в восточной провинции Хорасан и считается самым древним из найденных храмов Огня.

Храм Огня Базе Хур, Хорасан. один из старейших чахартаков, парфянская эра 247 г. до н.э. Находится в 80 км от Мешхеда, на окраине деревни Робат Сефид.

Много древних строений найдено и в западном Иране. Большинство храмов Огня обладает крышей куполообразной формы. Эта ирано-зороастрийская форма крыш для храмов, следуя раскопкам археологов, была предтечей использования куполов в арабо-исламском мире.

 

 

Изображение храма Огня сасанидской эпохи до его разрушения.

 

SassanianAtashgahNajafabadIsfahan

Исфахан, руины сасанидского храма Огня.

Развалины храма Огня возле реки Бидо в Акбаре-Абаде в 10 км от Шираза, исламское правительство Ирана приказало уничтожить его, хотя он находился от дорог сообщения в 30 м.

Darrehshahr

Храм Огня Даррешар, эпоха Сасанидов, Илам Руины чахартака в иранской провинции Илам в Сиа-Кале близ Зарне.

siahKal

 Сураханы, Азербайджан, чахартак

Аташ гах в Сураханах, Азербйджан, Баку. В верхних углах можно увидеть огни природного газа, который поднимается через каналы, построенные в четырёх углах конструкции.

В Азербайджане, к северо-западу от города Куба, примерно в 165 километрах есть ещё один Аташ гах в селении Хыналыг.  Чтобы защитить себя в X веке против различных кочевых племен, в Хыналыге были построены специальные объекты обороны, в том числе крепость, и главная сторожевая башня также включала зороастрийский храм. Местные старейшины связывают, что священник, который жил в этом Храме, назывался Пьяджомард и что он видел, как там горит вечный огонь.

Около 550 км непосредственно от турецкого города Ани, на побережье Каспийского моря на полуострове Апшерон на территории современного Азербайджана есть древнее построение Аташ гах, датируемое XVII веком, находящееся в посёлке Сураханы.

Сураханы находятся примерно в пятнадцати километрах к востоку от столицы Азербайджана Баку. Построен этот Аташ гах по проекту чахартака. Храм перестал действовать к началу XX века, сегодня он внесён в список объектов всемирного наследия.

 

Сураханы – индуистский или зороастрийский храм?

 Джонас Хенвей в своём «Историческом отчёте о британской торговле на Каспийском море» изданном в 1753 году говорит: «У персов морской силы практически нет, плотничают в основном индийцы. Там есть небольшой храм, в котором поклоняются индийцы огню. Около алтаря стоит большая полая труба в высоту около 3 футов, в конце трубы вырывается синее пламя. Эти индийцы утверждают, что пламя горит, не угасая со времён наводнения, и они верят, что это горение будет длиться до конца времён. Рассказывают, что около сорока, пятидесяти паломников из Индии приехали из своей страны».

Бакинское индуистское торговое сообщество, как полагают, произошло в основном из города Мултана, расположенного в районе Пенджапа долины Инда (в настоящее время Пакистан), которое занималось торговлей вдоль Великой магистральной дороги, части старых торговых дорог Ариана.

На сураханском храме Огня сохранилось много надписей на санскрите, в котором упоминается слово Jvalaji. В индийском штате Химачал-Прадеш есть храм  Jvalaji, построенный над выходом природного газа, так же как и храм в Сураханах, место это называется Джаламухи. «Джала»  означает «сжигание» или «огонь», «мухи» означает «рот».

Сураханский храм в его нынешнем виде совсем не похож на индуистские храмы. Вместо пятиугольной периметральной структуры здесь стоит строение больше похожее на караван сарай, а в центре закрытого двора здание чахартак, конструкция которого полностью согласуется с зороастрийским чахартак Аташ гах в турецком городе Ани и древними строениями Персии. С упадком зороастрийской традиции храм в Сураханах постепенно угасал, но поддерживался парсами из индийского торгового сообщества. Даже сегодня местная традиция утверждает, что храм в Сураханах принадлежит зороастрийской традиции огненных храмов, Аташ гах.

Профессор А.В. Уильямс Джексон (1911 год), комментируя наблюдения Джонаса Хенвея, оставил открытым вопрос поклонения в Сураханах зороастрийцами или индийцами, или даже сикхами.

К 1800 году население индийцев и сикхов сократилось в Азербайджане. Сэр Дживанджи Джамшеджи Моди (1854-1933) в своей книге «Мои путешествия за пределами Бомбея Иран, Азербайджан» (1926) отмечает: «индуистские торговые маршруты и обычаи изменились, а посещения храмов уменьшилось. Из первоначальной группы индуистских брахманов некоторые скончались, остальные вернулись на родину». К моменту визита Моди в 1925 году Аташ гах в Сураханах был давно оставлен.

Джеймс Брайс, описывая свой тур осенью 1876 года по Закавказью и Арарату, отмечает: «После того, как персы были изгнаны мусульманами, некоторые из них остаются здесь в Азербайджане после паломничества.  Царь Российской империи (Азербайджан был тогда частью России) относился к действующему храму Огня терпимо, поэтому в нём оставался один священник из бомбейского сообщества парсов. Известно, что сообщество пасов из Бомбея оказало помощь зороастрийцам Ирана, стремясь облегчить страдания своих единоверцев на своих исконных землях.

В 1858 году французский писатель Александр Дюма посетил Аташ гах в Сураханах и отметил в своих записях: «…весь мир знает об Аташ гах в Баку. Мои соотечественники должны поторопиться, если хотят увидеть поклонников Огня, потому что их в храме осталось очень и очень мало».

 

Семь Огней

BakuAzerbaijan3

Центральный огонь в Аташ гах в Сураханах, Баку, Азербайджан.

В недавнем прошлом на территории Аташ гаха в Сураханах горело семь природных огней, почитаемых общинниками. Присутствие семи Огней в Сураханах лишний раз доказывает принадлежность этого чахартака к зороастрийскому строению, т.к. именно зороастрийцы относились с особым почтением к числу семь. Возможно с исчезновением с этой территории зороастрийцев, парсы из торгового общества Бомбея решили следить за сохранением Огня в Аташ гахе, приняв тем самым эстафету от зороастрийцев Ирана.

Согласно историческим источникам, цитируемым Фаридом Аликперовым до индийских священников из Бомбея, местные жители поклонялись семи природным Огням в Сураханах.

Э. Каемфер, британский путешественник, который посетил храм Огня в Сураханах в 1683 году, пишет: «Раньше, примерно в 500 шагах от храма, можно было увидеть семь отверстий, расположенных на одной линии, из которых вырывалось синее пламя. С течением времени из семи огней остался один, на месте которого и построен Аташ гах».

Эти записи доказывают, что после ухода зороастрийцев и распространения ислама на этой территории, исходное место как зороастрийских культ перестало существовать. Тогда в VII веке во время путешествия Э. Каемфера следили за неугасаемым огнём уже парсы бомбейского торгового общества.

 

Печатается по материалам Зороастрийского наследия. К.Э. Эдлуджи

Зороастрийские влияния — европейская музыка

07.08.2017

 Рихард Штраус

straussКто не смотрел передачу «Что? Где? Когда?». Думаю, что нет такого человека сознательного возраста. Кто-то наблюдал за знатоками как большой любитель умных вопросов, загадочных сюрпризов, оригинальных и быстрых ответов. Кто-то просто так, любуясь мастерством необычайно сообразительных игроков, кто-то в рекламных паузах других передач, но уверенна, что все обратили внимание на начало этой игры с интригующей, настораживающей, торжественной музыкой. Это музыкальный фрагмент из симфонической поэмы немецкого композитора Рихарда Штрауса, написанной в 1896 году под впечатлением от книги Ф. Ницше «Так говорил Заратустра».

И хоть Ф. Ницше был далёк в своей книге от идей Заратуштры, его интерес к древней религии востока немного нежит душу каждого человека, исповедующего зороастризм.

Заинтересованность наших знатоков музыкой Рихарда Штрауса говорит о расположенности российской элиты к восточной религии и философии. Звучание вступительной части симфонии «Так говорил Заратустра» бессознательно настраивает слушателей на торжественность момента начала игры. Игры, открывающей двери не только к знаниям, получению интеллектуальной информации, но и к Доброй религии древнего пророка, пришедшего когда-то к народам Ирана, положившего начало умению разделять добро от зла, зёрна от плевел для всех заблудившихся в своих духовных исканиях народов Земли.

Рихард Штраус родился в Германии и не принадлежал к известной династии австрийских композиторов, а являлся только их однофамильцем. Музыкальный стиль Рихарда Штрауса формировался под влиянием представителей немецкого романтизма: Вагнера, Мендельсона, Брамса, Шумана. Он написал всего семь симфонических поэм. Творчество Рихарда Штрауса оказало большое влияние на музыкальное искусство Европы ХХ века, способствовало развитию программной музыки и оперы, обогащению выразительных оркестровых возможностей.

Поэма Штрауса «Так говорил Заратустра» это интересная страница философских исканий и как каждое значимое произведение музыкального искусства, – явление многогранное. В первую очередь – это прекрасная музыка, мелодически до такой степени живописная и щедрая, что практически врезается в разум каждого слушателя.

 

Вольфганг Амадей Моцарт

mozartЭтот великий композитор тоже не оставил своим вниманием древнего пророка Заратуштру, написав в 1791 году «Волшебную флейту».

Эта опера Вольфганга Моцарта посвящена в какой-то степени Заратуштре, зороастрийским темам. В опере упоминается имя Заратуштры в его греческом звучании – Зороастр – пророка, пришедшего к народам Ирана с религией Добра и Огня.

Амадей Моцарт родился в XVIII веке, именно в это время народы Запада смогли познакомиться с переводом Авесты, главной книгой зороастрийцев. В 1762 году француз Анкетиль Дюперрон впервые переводит Авесту. Эту книгу ему доверили зороастрийские маги, во время путешествия по Ирану. Анкетиль Дюперрон знакомится с культурой и религией иранского народа, получает доверие местных мобедов и возвращается домой со священными страницами древних знаний.

Моцарт мог познакомиться с Авестой в немецком переводе профессора теологии Рижского университета Иоганна Фридриха Клеукера. Клеукер публикует свой немецкий перевод Авесты  в Риге и Лейпциге между 1776 и 1777 годами. Примерно в это время Моцарт создаёт свою «Волшебную флейту».

Между оперой Вольфганга Моцарта и Дюперроном просматривается ещё одна взаимосвязь. В мемуарах о Плутархе Анкетиль рассказывает, что религия зороастрийских магов соответствует мифу об Изиде и Осирисе.

Интересно, что декорации Оперы «Волшебная флейта» изображали храм Изиды в египетском Мемфисе, помогая освещать происходящее действие во времена царствования Рамзеса I. Герои оперы проходят посвящение перед вступлением в храм Солнца и Света. Церемония проходит с освящением Огнём и Водой. Первосвященником храма является Сорастро, имя, звучание которого напоминает имя Зороастра.

Один из биографов Моцарта Мейнард Соломон в своём сочинении «Моцарт. Жизнь» пишет, что «интерес Моцарта к зороастризму – это одна из традиций масонских лож и читающих обществ, которые были очагами интереса к экзотике и чудесам Востока». В «Волшебной флейте» Вольфганга Амадея центральной нитью проходит аллегория масонства: триумф света над тьмой, который разделяется с известной метафорой просвещения и с культом Осириса (Солнца) и Исиды (Луны, которая может давать свет даже ночью).

Интерес Амадея Моцарта к зороастризму подтверждается письмом к отцу. В письме говорится, что 19 февраля 1786 года во время карнавала в Вене, Вольфганг был одет в маску Зороастра и раздавал листы бумаги, на которых были записаны восемь загадок и четырнадцать пословиц под названием «Выдержки из фрагментов Зороастра».

Жан Филипп Рамо

rameauЖан Филипп Рамо родился в VII веке во французском городе Дижоне и был одним из известных французских композиторов и теоретиков музыки эпохи барокко. Рамо был человеком скрытным и даже с женой он не делился воспоминаниями о своём детстве  ранней юности. Лишь по документам и отрывочным воспоминаниям современников мы можем восстановить путь, приведший его на парижский Олимп. День его рождения неизвестен, а крещен он был 25 сентября 1683 г. в Дижоне. Отец Рамо работал церковным органистом, и первые уроки мальчик получил от него. Музыка сразу стала его единственной страстью. В 18 лет он отправился в Милан, но вскоре вернулся во Францию, где вначале странствовал с бродячими труппами в качестве скрипача, потом служил органистом в ряде городов: Авиньоне, Клермон-Ферране, Париже, Дижоне, Монпелье, Лионе. Так продолжалось до 1722 г., когда Рамо выпустил в свет свой первый теоретический труд — «Трактат о гармонии». О трактате и его авторе заговорили в Париже, куда Рамо переехал в 1722 или в начале 1723 г.

Человек глубокий и искренний, но совершенно не светский, Рамо приобрел среди выдающихся умов Франции как приверженцев, так и противников: Вольтер называл его «нашим Орфеем», но Руссо, поборник простоты и естественности в музыке, резко критиковал Рамо за «ученость» и «злоупотребление симфониями».

Решившись выступить на оперном поприще лишь почти в пятидесятилетнем возрасте, Рамо с 1733 г. стал ведущим оперным композитором Франции, не оставляя также научную и педагогическую деятельность. В 1745 г. он получил звание придворного композитора, а незадолго до смерти — дворянство. Однако успех не заставил его изменить своей независимой манере держаться и высказываться, из-за чего Рамо прослыл чудаком и нелюдимом. Столичная газета, отзываясь на кончину Рамо — «одного из знаменитейших музыкантов Европы», — сообщала: «Он умер со стойкостью. Разные священники не могли ничего от него добиться; тогда появился священник… долго разглагольствовал так, что больной… с яростью воскликнул: „Кой черт пришли вы сюда петь мне, господин священник? У вас фальшивый голос!“»

Рамо один из композиторов своего времени, которые любят нарушать сложившиеся традиции. Он не пишет оперу, основанную на классической мифологии Греции и Рима. Вместо этого он основывает свою композицию на принципах зороастризма и рассказывает о Зороастре. Впервые опера Рамо «Зороастр» была представлена в Парижской Опере в 1749 году.

Поскольку Анкетиль Дюперрон знакомит Европу с первыми переводами Авесты только в 1779 году, то источником знаний о Заратуштре приписывается Жану Рамо… масонство.

Луи де Каюсак, либреттист оперы Рамо «Зороастр» принадлежал к одной из масонских лож, и многие его работы посвящены идеалам европейского движения «Просвещение», в котором и был заложен источник знаний о зороастризме.

Действие оперы Рамо «Зороастр» проходит в древнем царстве Бактрии, где символом добра выступает Зороастр, преданный богу Оромасу (Ахура Мазда). Зло олицетворяет колдун Абраман, поклоняющийся Ариману (Ахриман). Опера посвящена темам Любви и просвещению.

Печатается по материалам Зороастрийского наследия.

Автор К.Э. Эдулджи

Встреча с председателем культурного центра Таджикистана

20.07.2017

 

 

В июле 2017 года состоялась встреча представителей Зороастрийской Общины с председателем совета Таджикского культурного центра в Москве Хуршедой Харамкуловой. Говорили о древних корнях таджикского народа, история которого тесно связана с историей Центральной Азии: узбеков, киргизов, туркменов. Их предки – согдийцы, бактрийцы, саки занимали территорию Центральной Азии, Хорасана (современный Иран), район Гиндукуша (Афганистан). Древнейшими государствами здесь были Бактрия и Согдиана, лежавшие на берегах Амударьи. Примерно в шестом веке до н.э. они входили в Ахеменидскую империю, созданную персами.

5gXYGyljf-UТак как древние народы Согдианы и Бактрии входили в состав Ахеменидской державы, то вполне естественно, что на их территории распространилась вера пророка Заратуштры. В мусульманской традиции зороастризм носит название религии огнепоклонников (оташпарастон), поскольку огонь играл исключительно важную роль в зороастрийских обрядах. Культ Огня, несомненно, занимал определённое место, об этом говорят раскопки согдийского города в Пенджикенте, а также свидетельство о храмах огня в Самарканде и Бухаре.

После арабского завоевания зороастризм был вытеснен исламом. Но связь с зороастризмом сохранилась у современных народов благодаря празднованию Новруза. Этот праздник у современного народа Таджикистана считается древним языческим, как, например, масленица у народов России. Новруз почитают, нежно и уважительно храня память предков огнепоклонников.

 

 

 

 

 

 

Женщины-мобедъяры

29.08.2011

Часто приходится отвечать на вопрос “Как Авеста относится к женщине? Не ущемлены ли в зороастризме права женщины?” Вот и вчера я получил по электронной почте письмо с таким вопросом…
Отвечаю: не только не ущемлены, но и изначально имели прав гораздо больше, чем в любой из мировых религий! И в этом году на празднике Спэнта Армаити это получило еще одно ярчайшее подтверждение! (ещё…)